Пшеницы поле — золотой,
до горизонта предо мной.
Она колышется волной,
я в поле, даже в выходной.

Комбайн так громко тарахтит,
на жатке колосок дрожит.
У жатки крепкий аппетит,
покуда бункер не набит.

К полудню страшная жара,
настала для жнивья пора.
И мы по полю на Ура!
Упрутся в ночь прожектора.

Но мы докосим и добьём,
Ведь на комбайне мы вдвоём.
По полю как корабль идём,
Бог радует, дождя не ждём.

Люблю я запахи жнивья,
привык к ним с детства ты и я.
Пока укос не до питья,
колхоз — то дружная семья.

Но вот уж поле всё в стерне,
за то почёт тебе и мне.
А помнишь мы на целине,
могли три нормы дать вполне.

Давно исчез родной колхоз,
исчезли кони и обоз.
Достал я пачку папирос
и с глаз роняю капли слёз.

Пшеницы поле — золотой,
до горизонта предо мной.
Она колышется волной…
Иное поле, я иной.

13.02.2020. Разумное
Свидетельство о публикации №353507 от 13 февраля 2020 года