Их чувства были по-настоящему искренними и глубокими, вплоть до самопожертвования ради любимого человека. Они были влюблены друг в друга и не замечали никого вокруг. Геннадий, как видный и статный мужчина, к тому же офицер, имел у женщин большой успех, к нему напрашивались в любовницы многие служившие в авиаполку связистки, санитарки. Но он преданно любил свою Майю и не обращал на них никакого внимания. Даже замполит полка и тот всегда удивлялся: «Какой-то очень уж ты положительный, даже поговорить по душам с тобой не о чем – никаких мужских секретов от жены», – шутливо жаловался он Геннадию. Тот в ответ только улыбался.
Многие офицеры, служившие за границей, пользовались возможностью подработать: отправляли в Союз посылки с германским барахлом и драгоценностями или просто меняли рубли на немецкие марки и высылали в СССР. Геннадий этим не занимался, считал недостойным офицерского звания. Вообще, для него такие понятия, как честь и служение Родине, не были пустым звуком. Он любил свою Родину всем сердцем, всей душой и готов был не задумываясь отдать за неё свою жизнь. Не все разделяли эти его чувства, а злопыхатели за глаза так и называли: «патриот долбаный».
Майя была очень красива, и каждый раз, обнажая её в постели, он любовался точеной фигурой и совершенными формами своей жены. С нежностью дотрагивался до её упругой кожи, ощущая, как она с волнением и трепетом откликается на его прикосновения. Покрывал поцелуями каждую клеточку послушного ему тела от пальцев рук до кончиков ногтей на ногах. Его трогательная влюбленность и нежные ласки, которыми он осыпал любимую, приводили её в восторг и вызывали бурю всепоглощающей страсти и эмоций. Им всегда было так хорошо вместе! Чувственное влечение друг к другу не угасало, а наоборот, становилось всё более сильным и необычайно пылким.
Иногда на работе случались нештатные ситуации, и Геннадий по не скольку суток не бывал дома. Но когда он возвращался, они не могли надышаться и насмотреться друг на друга. Казалось, этому не будет конца, и в их душах будет вечно гореть пламя чувств. К этому времени Геннадий уже сдал экзамен на звание лётчика-снайпера – самое высокое звание у военных лётчиков. Правда, обычно лётчиком-испытателем становились после того, как получат звание лётчик-снайпер. Но у Геннадия всё было не так, как у обычных военных. Он беззаветно любил небо и боготворил свою боевую технику, а летал супер профессионально. Благодаря ему были внесены более пятидесяти изменений в конструкции поступающих на вооружение новых самолётов. Обладая необыкновенным мастерством и чутьем пилота-аса, он дорабатывал их в сложной обстановке германского неба. Командование ему доверяло и гордилось им. Вот и экзамен на звание лётчика-снайпера он сдавал по настоянию командования, чтобы восполнить пробел в своей лётной биографии.
Самое заветное пожелание летчиков – чтобы число вылетов равнялось числу посадок. Так вот, каждый вылет Геннадия заканчивался посадкой. Даже когда в небе возникали нештатные ситуации, он находил возможность посадить самолёт. Чего только не случалось в его практике! Он сажал самолёты без выпущенного шасси и с одним работающим двигателем. Однажды приземлился на последних литрах керосина, после посадки двигатели заглохли, и отработать обратный реверс он не смог. На огромной посадочной скорости движения по бетонке оторвало тормозные парашюты, и самолёт выкатился за взлётную
полосу. Но и на этот раз всё обошлось, он был везунчиком и, как говорили все друзья, родился в рубашке.
Своей любимой, конечно, он ничего об этом не рассказывал и запрещал всем посвящать её в лётные дела. Когда же Майя спрашивала его о лётной работе, с улыбкой отвечал дежурной фразой: «В небе всё нормально». Затем рассказывал очередной смешной анекдот, и Майя, расхохотавшись, тут же забывала, что она у него спрашивала. Вот так они и жили. Счастливо и в гармонии.
Майкл любил Эльзу не менее трогательно и нежно, Эльза отвечала ему взаимностью. В отличие от Геннадия с Майей они встречались гораздо реже, оба были всецело поглощены работой. Командировки, встречи, отчеты, документальное сопровождение, а ещё их деятельность профессиональных разведчиков. Всё это почти совсем не оставляло времени на любовь. Но редкие встречи были для них единственной отдушиной, и их обоюдная страсть пылала как жаркий костёр. О детях они даже не разговаривали, понимая, что заводить детей сейчас просто некогда. Хотя материально были готовы к этому: денег они получали довольно много, и на их вкладах скопились круглые суммы, не говоря уже о тайных счетах в швейцарском банке, куда средства поступали по линии ЦРУ.
Время текло неумолимо. Они вращались в этой круговерти жизни, не замечая, как пролетают дни и месяцы. И вот Майкла вызвали на встречу его кураторы из ЦРУ.
ГЛАВА III
Используя все необходимые элементы и способы конспирации, Майкл долго кружил на мерседесе по городу. Мерседес вместе с гаражом он приобрел в тихом пригородном местечке именно для встречи с куратором. Сделав массу кругов и неожиданных поворотов, проехав в длинные мешки пригородных улиц, он убедился, что слежки нет. Наконец остановился в условленном месте, подступы к которому хорошо просматривались. К машине подошёл человек, постучал в стекло условным стуком. Майкл приспустил стекло и, услышав, как мужчина тихо произнес пароль, ответил отзывом. Мужчина открыл дверцу и сел на заднее сидение. Со стороны могло показаться, что частный таксист подрабатывает, подвозя случайных пассажиров.
Майкл неторопливо двинулся по улочкам пригорода. Куратор коротко и четко передал всё, что было нужно, и подтвердил начало операции «Близнецы», которую ЦРУ временно приостановило. Высадив пассажира за одним из поворотов, Майкл поехал нарезать круги по пригороду, уходя от возможного преследования. Но наблюдения за собой не заметил, поэтому, поставив мерседес в гараж, взял такси и отправился домой. Тщательно умывшись, он с удовольствием поужинал и только в конце ужина сообщил Эльзе о том, что ему пришло подтверждение о начале операции «Близнецы».
– Пора сестричкам снова встретиться и пощебетать. У тебя и у Майи скоро юбилей, давай отметим его на нашей загородной вилле. Я беру на себя подготовку, ты приглашение сестры с её мужем, – распорядился Майкл.
– Хорошо, – ответила Эльза и пошла готовить постель ко сну.
После продолжительных ласк и страстного секса они уснули крепким сном.
Соблюдая не менее тщательную конспирацию, Эльза сделала закладку в тайник с сообщением о начале операции «Близнецы».
В отделе внешней разведки СССР, сверив прослушанную запись с жучка
в мерседесе Майкла и сведения от Эльзы, радостно потирали руки. Наконец-то дело сдвинулось с мёртвой точки. А ведь всё было на грани срыва. Но, видимо, проверки показали, что вокруг сестёр всё чисто, и ЦРУ дало команду о продолжении операции по вербовке.
Эльзу предупредили, что сестру нужно будет завербовать натурально, играя на её родственных чувствах. И ни в коем случае не рассказывать о том, что она двойной агент. Майе же сообщили, что, возможно, её сестра работает на ЦРУ, а её муж Майкл точно агент разведки США. Естественно, предупредили и о том, что не исключена её вербовка. Ведь муж Майи военный летчик-испытатель, объект, интересный для любой разведки. Провели инструктаж о том, как себя вести в этом случае.
Для начала Майя должна будет отказаться, ссылаясь на самые разные причины. Можно плести всякую несуразицу типа того, что она боится, что её муж никогда ей ничего не рассказывает и не расскажет. Получив отказ, они будут выжидать, не сдала ли она их, и проверять, нет ли за Эльзой и Майклом слежки. После того как убедятся, что всё тихо, вербовка должна повториться. И вот тогда Майе придётся согласиться, но, конечно, за деньги, за большие деньги. Ведь они с мужем не богачи, не могут купить себе даже авто, не говоря уже о вилле или даче. Указания были исчерпывающими и профессиональными. Поскольку всё остальное слишком обыденно и скучно, не будем пересказывать разговор полностью. Тем более что всё предусмотреть и учесть невозможно.
Итак, встреча сестёр была назначена на субботу. Майкл проявил особую активность, взяв на себя всю подготовку на загородной вилле. Естественно, предварительно там поработали специалисты ЦРУ, поставив столько жучков и камер, что ни один вздох не должен пролететь мимо записывающих устройств. Но и наша внешняя разведка сделала ход конём. По приказу командира Геннадия отправили в командировку для получения нового истребителя. На встречу Майя приехала одна. Обнялись, расцеловались. Хозяева немного огорчились по поводу отсутствия Геннадия, но затем успокоились и перешли к поздравлениям.
Майя поздравила Майкла и Эльзу с годовщиной их совместной жизни. Вручила приготовленный подарок, по случайности завернутый в газету «Военный вестник», где была статья о лётчиках и фотография Геннадия с начальником ВВС СССР. В статье писали, что в Москву отзываются лучшие лётчики-испытатели для тестирования истребителя нового поколения. О том, что эта газета была в единственном экземпляре, знали только Майя и её кураторы. Но эта якобы случайно принесенная газета стала такой заманчивой блесной для ЦРУ, что они ее проглотили. Из этого вытекало следующее: Майя, как и все жены офицеров, совершенно не понимает всей секретности такого рода материалов и завернула подарок в первую попавшуюся газету, которой и стал «Военный вестник». А как известно, «Военный вестник» в киосках не продаётся. Отъезд её мужа в командировку подтверждал, что в статье написана правда, а фотография Геннадия с начальником ВВС СССР свидетельствовала о том, что он допущен к секретам особой важности.
После принятия изрядной дозы спиртного Майкл ушёл отдохнуть, оставив сестёр поболтать наедине. Разговор начался, конечно, с воспоминаний детства, что их особенно сблизило. И вот уже совсем расслабившись, Эльза заговорила о том, что им как самым родным людям нужно держаться поближе друг к другу и доверять, делиться тем, что на душе. Она рассказала Майе, что много путешествовала по свету, бывала в Англии, Франции, США. С восторгом описывала, какие там богатые люди и прекрасные магазины, как хорошо там жить.
Майя слушала внимательно, проявляя к её рассказу неподдельный интерес. По сути, сейчас шла незримая битва внешней разведки СССР и ЦРУ – такая тонкая игра, что об этом невозможно было догадаться. Просто разыгрывался спектакль, который был давно и тщательно отрепетирован спецслужбами обеих стран. Интонация голоса, скрытые эмоции, мимика лица, жесты рук… Всё говорило о том, что разговор абсолютно искренний, задушевный и эмоциональный.
И вот наступил момент, когда Эльза осторожно намекнула Майе, что если бы Майя смогла уговорить своего любимого немного поделиться секретами с некоторыми серьёзными людьми, то на этом можно хорошо подзаработать. Майя сразу занервничала, смешалась, начала говорить какие-то патриотические фразы. И в завершение сказала:
– Давай закончим наш разговор. Если бы ты не была моей сестрой, я бы сообщила об этих намёках куда следует.
На том и расстались.
В ЦРУ, как это у них принято, очень долго изучали всё, что было записано и заснято. Параллельно шла проверка утечки информации от Майи. Только после трёх месяцев тщательного контроля и анализа были сделаны выводы, что всё идёт по плану. Операция «Близнецы» двигалась к своему завершающему этапу. Все в ЦРУ ждали следующей встречи сестёр, где всё должно решиться окончательно.
Геннадий возвратился из командировки, и их жилище наполнилось счастьем и любовью. В глазах влюблённых сверкали искры, которые можно было погасить только неутомимыми ласками и нежностью тел, и они погружались в водоворот страсти, наслаждаясь друг другом.
Вот и годовщина Победы в Великой Отечественной войне. Майкл и Эльза решили пригласить родственников на природу. После войны все парки и леса в ГДР манили чистотой и зеленью, они снова стали ухоженными, словно здесь никогда и не было воронок от разрывов бомб и снарядов. Один из таких парков давно уже стал любимым местом Майкла и Эльзы. Всякий раз, когда выпадала свободная минутка, они приезжали сюда, чтобы остаться наедине с природой, послушать пение птиц. Конечно, больше всего им нравилось то, что здесь они могли дышать и говорить свободно, без всяких жучков, камер, слежки, и хотя бы на время забыть о работе.
Именно сюда они и привезли Геннадия и Майю на своём шикарном мерседесе класса люкс. Этот уголок природы, как и принято по всей Германии, был прекрасно оборудован для отдыха. Разожгли мангал, подготовили угли, нанизывали на шампуры мясо. Всем занимался Геннадий – Майкл и понятия не имел, как это делается. Красное сухое вино, зелень, чёрная икра, «Московская» водочка, заботливо припасённая Геннадием в командировке. Стол изобиловал традиционными русскими закусками, которые заранее приготовила и привезла с собой Майя. Ведь был великий праздник победы русского оружия, советских людей, и праздновать его нужно было соответственно.
Вначале выпили за Победу. Мужчины предпочли водку. Майкл оценил крепость русской водки и решил больше не пить ни коньяк, ни виски. Про шашлык и говорить нечего: чего стоил один только аромат жареного мяса, которое было предварительно замариновано в специальном растворе со специями. Это стало для Майкла да и для Эльзы большим кулинарным сюрпризом. Разговор шёл лёгкий и непринуждённый. О своих приёмных родителях Эльза, учитывая прежнюю ситуацию, больше не вспоминала. Майкл охотно поддерживал тосты,
которые произносил в основном Геннадий, знавший великое множество всяких историй и анекдотов. Природа располагала к общению, и за столом царила атмосфера сердечности и дружелюбия. А Геннадий, как всегда, блистал красноречием и был душой компании. Что ещё удивляло Майкла, так это то, что Геннадий, независимо от того, сколько он выпил спиртного, почему-то не пьянел. Чего нельзя было сказать о самом Майкле. Когда «Зелёный змий» окончательно победил его, он ушел к машине, упал на заднее сидение мерседеса и тут же уснул.
О чем говорили остальные, пока Майкл спал, большой секрет, поэтому дальнейшие события мы будем описывать, пропустив общение сестёр и Геннадия в отсутствие Майкла.
Проснувшись, Майкл долго не мог сообразить, где он находится и зачем. Вместе с головной болью к нему постепенно пришло и осознание того, в какой ситуации он оказался. «Боже, как я мог уснуть! Что я им наговорил?» – мучительно пытался он вспомнить. Но пока рассудок и память ему явно изменяли. Оставалось одно: свести всё к шутке, глядишь, подтрунивая над ним, они сами расскажут, что и как было. Так и случилось. Майкл, с трудом удерживая себя в вертикальном положении, предстал перед обществом жены и её сестры с мужем. Глядя на него, те сочувственно улыбались.
– О, я впервые так напился! Нет, всё-таки с русскими нельзя соревноваться в употреблении спиртного, это опасно для жизни немца, – стараясь не подавать виду, что ему не по себе, выдавил Майкл.
Но после похмельной рюмки он почувствовал себя гораздо лучше и уже через некоторое время был, как обычно, бодр и весел.
Говорили о разном, не касаясь пока работы. Хотя в речи Майкла то и дело проскальзывали прозрачные намёки на то, что, если очень захотеть, можно зарабатывать большие деньги. Обращаясь к Геннадию, он как будто между прочим спросил:
– Я слышал, вас в СССР учат обезоруживать противника, угрожающего пистолетом?
– Конечно, учат, только с короткого расстояния, – ответил Геннадий.
Майкл выхватил из-под мышки, где у него висела кобура, пистолет и направил его на Геннадия.
– Ну что, покажешь приёмчик? – попросил он.
Геннадий шутливо поинтересовался:
– Пистолет, я надеюсь, не заряжен?
– Нет, конечно, всё нормально, обойму я вынул, – Майкл с пистолетом в руках приблизился к Геннадию на расстояние двух шагов.
Молниеносное движение корпусом – и дуло уже смотрело в грудь Майкла, а его рука с пистолетом оказалась на изломе в районе кисти.
– Браво! – восторженно зааплодировали сёстры.
И тут произошло невероятное. Засовывая пистолет обратно в кобуру, Майкл случайно нажал на спусковой крючок… Прогремел выстрел. Смерть была мгновенной – пуля попала Майклу прямо в сердце. Видимо, в пистолете был дослан патрон в патроннике.
Все застыли от ужаса. Затем Эльза жалобно вскрикнула и забилась над телом Майкла. Потрясённая Майя, прижавшись к Геннадию, молча смотрела на нее со слезами на глазах. Вызвали полицию, которая прибыла довольно быстро. Естественно, сообщили в консульство, откуда явились представители, всех подробно опросили, записали свидетельские показатели. Конечно, никого не арестовали, но до окончания следствия предложили не покидать Восточную Германию.
Эльза понимала, что Геннадий не виноват в смерти её мужа, но в душе остался осадок горечи, и на похоронах Майкла она старалась держаться ближе к своим приёмным родителям. По окончании следствия им выдали на руки заключение, где было написано, что произошедшее квалифицировали как несчастный случай.
Разведки обеих стран, как наша внешняя, так и ЦРУ США, были в замешательстве. Случай оказался из ряда вон выходящим. Что же будет дальше? Все ждали первых шагов со стороны противника. Но поскольку всю игру, как им казалось, вели американцы, они не выдержали первыми. Ведь погиб их агент, а всё завязывалось на него. Необходимо действовать в новой обстановке, принимать серьёзное и взвешенное решение. Вариантов было два: либо полностью прекращать связь с агентом Эльзой и разрабатывать новые направления для ведения разведки в отношении русского лётчика, либо идти на риск, сделав её резидентом вместо Майкла. И поскольку никаких данных о том, что Эльза под колпаком или на крючке советской внешней разведки, у американцев не было, они начали операцию по введению Эльзы в статус резидента.
Конечно, первым делом установили дополнительную слежку и круглосуточное наблюдение за Эльзой. Чтобы исключить возможные риски, проводились всяческие проверки. В конечном итоге после сорокадневных поминок Майкла её условленным сигналом вызвали на встречу. Все происходило на новой конспиративной квартире, где Эльзе был присвоен статус резидента и поставлены новые задачи. Закончилась встреча фуршетом. Все явки для связи, все конспиративные квартиры, тайные агенты как на территории ГДР, так и на территории ФРГ теперь были переданы в ведение Эльзы. Работа пошла по новому витку спирали.
В советской внешней разведке не поверили своим глазам, когда получили первое донесение от Эльзы: их двойной агент стал резидентом ЦРУ в ФРГ И ГДР. О таком развитии операции можно было только мечтать! Тут же была поставлена задача – разработать новый план работы с близнецами, который и был представлен в кратчайшие сроки. Тщательно продуманный план получил новое кодовое название «Крыло», поскольку речь шла о вербовке советского летчика.
Геннадия вызвали в главное управление внешней разведки, дислоцировавшееся на территории ГДР. Наши не очень доверяли разведке ГДР, поэтому проводили все инструктажи и постановку задач нашим разведчикам втайне от их ушей и глаз.
План же был следующий. В ближайшее время Геннадий должен как можно чаще выражать свое неудовольствие по поводу маленькой зарплаты, а также того, что его не ценят как высококлассного специалиста и совершенно не продвигают по службе. Также надо, не скрываясь, занимать деньги у сослуживцев и приобретать именно западногерманские вещи и автомашины. В общем, создать видимость, что он может стать легкой добычей спецслужб ФРГ и ЦРУ. Его жена Майя тоже должна полностью поддерживать его в этом вопросе, тем более что
она уже завербована своей сестрой и якобы работает на разведку США. Но, по сути, является двойным агентом, только более низкого звена, чем её сестра Эльза.
Так всё и происходило. ЦРУ получило достоверные данные в отношении Геннадия, что парень уже созрел и с ним пора плотно поработать, чтобы сделать его своим шпионом.
Главную задачу по вербовке возложили на агента Майю, его жену. И это возымело успех. Первые полученные через жену деньги окрылили Геннадия, он сразу приобрел на них БМВ новейшей марки. Теперь вступил в игру посторонний агент из ЦРУ, который как бы случайно встретился с Геннадием на одной из станций техобслуживания. Пока шла работа по ТО его нового автомобиля, они сидели в кафе и пили кофе. Новый агент попросил Геннадия подать ему салфетки и, когда тот выполнил его просьбу, назвал условный пароль, о котором говорила Майя. Геннадий из осторожности предложил незнакомцу выйти и поговорить на свежем воздухе. Прогуливаясь по широкому дворику станции техобслуживания, агент, который представился как Смит, передал Геннадию портсигар и короткие устные инструкции.
– Всё, что нужно, найдёшь в этом портсигаре. Держи его всегда при себе. Если почувствуешь слежку или какую-то опасность, урони портсигар и раздави его ногой: всё, что находится внутри, самоликвидируется. Ждём новостей.
После этого они распрощались. Содержимое портсигара, однако, кроме инструкций, имело ещё много секретов, о которых, по мнению ЦРУ, не должен был знать даже сам Геннадий. В портсигар был вмонтирован передатчик сигнала, и разведка противника могла отслеживать, где в это время находится их подопечный. Это было сделано на тот случай, если вдруг окажется, что Геннадий имеет контакт с разведками СССР или ГДР.
Геннадий принес портсигар домой, и здесь специалисты нашей разведки основательно поработали с ним. Кроме передатчика, в портсигаре был установлен патрон с разрывной пулей, начинённой цианидом. Это значило, что при попытке растоптать портсигар должен был последовать выстрел и затем мгновенная смерть. Такого коварства от своих новых хозяев Геннадий не ожидал. Он чувствовал себя почтовым ящиком: передавай информацию, получай деньги, а если что – мы тебя уничтожим твоими же руками. Но игра началась, и играть в неё нужно было очень аккуратно, без сучка и задоринки, чтобы не вызвать подозрения у своих опекунов из Вашингтона.
Собирать информацию пришлось с большой осторожностью, так как народ у нас бдительный и любые неверные действия могли привести к тому, что КГБ и особый отдел, получив сигнал от «источника», могли просто арестовать его за шпионаж. А это означало провал, ведь в его легенду посвящен ограниченный круг лиц.
Работа шла спокойно и уверенно. Занимаясь своим лётным ремеслом как лётчик-испытатель, он накапливал информацию о новом самолёте, который должен поступить на вооружение в советские войска, базирующиеся в ГДР. Давно подготовленные в отделе внешней разведки чертежи самолета-«невидимки» наконец оказались в руках Геннадия. Этот самолёт разработали студенты-мечтатели из секретного НИИ. Внешне он поражал красотой и необычностью, но вот лётные характеристики и цена серийного выпуска новинки были весьма и весьма спорными. Правда, это для нас, жителей СССР, для США же вопрос цены не стоял никогда.
После многократного обмена информацией через закладки в тайниках наконец-то была назначена встреча. Геннадий поехал на явку на такси. Долго петлял по городу, поменял несколько машин и в конечном итоге пришёл в условленное место пешком, соблюдая все меры предосторожности и конспирации. Обменявшись паролями, Геннадий передал чертежи прибывшему курьеру или агенту – кто знает, кто они, эти люди с не запоминающимися лицами? Получил за чертежи внушительную сумму денег и, тщательно соблюдая меры конспирации, возвратился домой. Майя, спрятав деньги, похвалила мужа за проделанную работу.
Ни Геннадий, ни Майя, ни Эльза тогда ещё не знали, что спустя двадцать лет в результате усердной работы над чертежами студента-практиканта у американцев получится самолет-невидимка «Стелс». Правда, цена его, как и предполагалось, окажется очень высокой, а лётные качества весьма спорными. Но это будет гораздо позже, когда многое в судьбах наших героев изменится.
Получив чертежи нового самолета, американцы оказались не готовы к такому новшеству. Разработанный проект был скорее похож на миниатюрный космический корабль, чем на самолёт Учёные конструкторы, которым было поручено изучение этих чертежей, недоумевали. Как русские до такого могли додуматься? Судя по габаритам летательного аппарата, он вообще не должен был взлететь. Кроме того, в чертежах указывался состав сверхлегкого и сверхпрочного металла с напылением, которого в реальности еще не было. Этот металл еще не был изобретён, да и противорадарное напыление тоже. Неужели у русских всё это уже есть? В конструкторском бюро бросили все силы на то, чтобы разгадать русскую головоломку, заложенную в чертежах нового летательного аппарата. Знал бы обо всём этом русский студент, сконструировавший уникальный самолёт, который даже не догадывался, какие баталии разыгрываются над его детищем. Главное – он получил зачёт и перешёл на следующий курс института.
В ЦРУ были довольны проделанной работой: заполучить секретные чертежи, поставить на службу США сразу семейную пару – это большое достижение, которое высоко оценил президент США. Все причастные к этому событию сотрудники разведки получили награды и повышение по службе.
Наша внешняя разведка тоже торжествовала. Подсунуть противнику фантастическую работу студента, вставить в механизм американской разведки ещё одного своего агента, которому доверяют. Разве этого мало? Награды и перемещения вверх по служебной лестнице в нашем ведомстве не заставили себя ждать.
И тут случилось невероятное, что не могла бы просчитать или предугадать ни одна разведка мира. В один и тот же день произошли две авиакатастрофы: сестры Эльза и Майя погибли на борту пассажирского самолета, выполняющего обычный рейс. А Геннадий разбился на военном самолете. По крайней мере, так писали в газетах.
Странной и загадочной оказалась судьба всех участников операции «Дочери дипломата», которая на этом и завершилась.
А может, всё произошедшее стало лишь очередной легендой для двойных агентов, которая предусматривала, что где-то вдали от Родины под новыми именами и с новыми лицами они продолжат свою трудную, но такую важную и необходимую работу. Кто знает?
Все иллюстрации – Анны Ивахненко.
Свидетельство о публикации №347256 от 8 ноября 2019 года